пятница, 11 сентября 2020 г.

Глава 11, часть 16: ВЫСОКОГОРНЫЙ ГОРНО-ДОЛИННЫЙ ЛАНДШАФТ

От предыдущего высокогорный горно-долинный ландшафт отличается гораздо более резкими формами, обусловленными большей энергией эрозионных процессов и более энергичным выветриванием. Во многих случаях это зависит от значительных колебаний абсолютных и относительных высот, но нередко такой рельеф, характеризующийся большей обнажённостью коренных пород и большей крутизной склонов, целиком зависит от климатических факторов. Отсюда ясно, что даже сравнительно невысокие горы в условиях климата, неблагоприятного для развития растительности и, наоборот, благоприятствующего интенсивному выветриванию (в полярном и полупустынных климатах), могут иметь внешний облик, сходный с высокими альпийскими хребтами умеренного пояса. На Шпицбергене, равно как в некоторых других районах Арктики, горы даже сравнительно умеренной абсолютной высоты нередко обладают острыми расчленёнными очертаниями, напоминающими альпийские страны. В умеренном поясе высокогорный ландшафт характерен в особенности для гор, поднимающихся выше снеговой линии (рис. 110).



Профиль склонов гор и эрозионных долин в высокогорных странах обычно характеризуется тем, что его крутизна сверху вниз постепенно убывает, давая в общем линию, обращённую вогнутостью кверху (рис. 111).

В значительной мере это объясняется накоплением обильных осыпей на шлейфах высоких и крутых долинных склонов. Осыпи являются весьма характерным и довольно важным ингредиентом морфологии высокогорных стран. В зависимости от геологического строения они образуют то длинные шлейфы, тянущиеся вдоль подошвы гор, то системы конусов выноса, своими расширенными веерообразными концами спускающиеся к долинному ложу, а суженной вершиной поднимающиеся более или менее высоко на склон горы. При этом они оканчиваются или у подошвы высоких обрывистых скал, или же у нижнего конца глубоких и узких расселин, врезанных в скалы и известных в альпийских странах под названием кулуаров.

Обнажённость и крутизна верхних частей междолинных возвышенностей в высокогорных странах приводят к тому, что даже незначительные вариации в геологическом составе весьма резко сказываются на второстепенных деталях рельефа. Так, поставленные круто пласты горных пород разной сопротивляемости выветриванию, пересекающие хребет косо или вкрест его простиранию, обусловливают зазубренный продольный профиль гребня, причём зубцы соответствуют выходам более стойких слоёв, а понижения между ними - более мягким или более трещиноватым и разрушенным. Кулуары и камины часто располагаются именно по последним слоям* (рис. 113).



Если слои идут продольно (по направлению хребта), показывая наклон в одну сторону, то хребет отличается обычно несимметричным профилем, обрываясь отвесно в одну сторону и более полого спускаясь в противоположную. При этом иногда и гребень его оказывается состоящим из двух острых параллельных гребешков, разделённых продольным углублением или бороздой, соответствующей выходу более мягкого слоя.

Иглы, зубцы, пики и пр. могут образовываться не только на высоких оголённых горах, сложенных осадочными, более или менее дислоцированными, но и массивными кристаллическими породами, особенно в том случае, когда последние разбиты или кливажными трещинами, или трещинами отдельности, обусловливающими неодинаковое воздействие выветривания на различные участки одной и той же породы.

С другой стороны там, где мы имеем толщи осадочных пород, прорываемых массивными, высокие иглы и пики нередко оказываются сложенными именно массивными породами, потому что последние лучше сопротивляются выветриванию, чем трещиноватые мягкие осадочные слои.

Чрезвычайно активную роль в формировании высокогорного рельефа играет снеговой покров и все тесно связанные с присутствием последнего явления интенсивного выветривания. Наиболее характерные морфологические образования, обязанные своим происхождением снеговому (горному, по терминологии Толмачёва) выветриванию, суть кары, цирки и глубокие седловинные выемки в горах. Столь же характерны, хотя уже генетически и отличны, висячие и переуглублённые долины, долинные котловины, троги и пр. (о которых см. ниже). Все эти образования представляют типичные формы ледниковых областей и, следовательно, встречаются лишь в тех горах, где и теперь имеются ледники, или же в таких, где ледники пользовались развитием в прежние геологические эпохи.

Остановимся вкратце сначала на тех формах, которые связаны в своём происхождении с условиями выветривания, господствующими в зонах, лежащих выше снеговой линии, т. е. на карах, цирках и седловинных выемках (рис. 114).



Любое место на горном склоне, где по условиям рельефа могут сохраняться многолетние накопления снега, является ареной особенно интенсивного выветривания. Последнее проявляется наиболее сильно в местах соприкосновения снега с голыми скалами, следовательно, по окраинам снегового пятна и под ним. Здесь скалы сильнее всего увлажняются от таяния снега при повышении температуры воздуха, а затем, при замерзании проникшей в трещины воды, морозное выветривание действует именно здесь с наибольшей эффективностью.

Таким образом, всякое снеговое пятно способствует быстрому разрушению как вширь, так и вглубь, тех коренных пород, на которых оно покоится. Получающиеся при этом, в результате распада горных пород, обломки камней и мелкозём частью скатываются вниз по снеговому пятну под влиянием силы тяжести, частью смываются по склонам струями талых вод. Скатывающийся крупный и мелкий материал скопляется частично у нижней окраины пятна и по бокам, между тем как на верхней, обращённой вверх по склону, окраине снегового пятна условия для задержки и накопления материала неблагоприятны. Поэтому здесь выветриванию предоставляются всё новые и новые свежие участки скал, так что у верхнего края снегового пятна идёт наиболее быстрое разрушение склона и связанное с этим увеличение его крутизны.

На прилагаемом чертеже (рис. 115) схематически показана картина постепенного подтачивания склона горы АВ действием лежащего на нём снегового пятна СС и стадии постепенного образования глубокой выемки на склоне горы (1, 2, 3). Из чертежа видно, что процесс мало-помалу ведёт к увеличению крутизны задней стенки впадины, занятой снеговым пятном (1-1, 2-2, 3-3), и, наоборот, ко всё большему и большему сполаживанию нижней части впадины. В конце концов, на склоне горы должно возникнуть нишеобразное углубление с очень крутыми задними и отчасти боковыми стенками и с весьма пологим, почти плоским дном, т. е. образуется форма, известная под названием кара. Для продольного профиля кара характерны два резких излома - у самой верхней закраины кара α и у нижнего его края, там, где он открывается на склоне горы β. По мере роста кара увеличивается и его ёмкость, в нём накапливаются всё более и более значительные снеговые массы, так что рано или поздно в нём может образоваться и зачаточный фирновый ледник, действием которого кар может подвергнуться некоторому дальнейшему углублению и преобразованию (рис. 116). В результате центральная часть кара может подвергнуться некоторому выпахиванию, между тем как по бокам, особенно же на фронтальной стороне, накопится смешанный элювиально-делювиальный и моренный материал.

Мы изложили вкратце те процессы, при помощи которых можно объяснить первоначальные стадии зарождения и развития каров. В дальнейшем, после того как возникшая на склоне горы нишеобразная полость достигнет уже известной величины, в ней начинают накапливаться массы снега, достаточные для формирования зачаточных ледников. С этого момента начинается ледниковая стадия развития кара. Дно его начинает подвергаться обработке движущимся льдом, а в то же самое время процессы снегового выветривания продолжают по-прежнему с той же интенсивностью подтачивать и увеличивать крутизну боковых и задних стенок ниши: по этой причине крутизна стенок продолжает расти, дно кара подвергается выпахиванию, сглаживанию и пр., у выхода из кара нагромождаются моренные валы и т. д. Если затем в силу изменений климатических условий ледник, залегавший в каре, исчезнет, в каре на месте прежнего карового ледника может остаться озеро (рис. 117), подпруженное моренами, из которого обычно вытекает ручей, низвергающийся по склону горы каскадом. Такие озёра, залегающие в карах, весьма обычны в областях древнего оледенения Альп и других горных стран.



Возвращаясь вновь к первоначальным стадиям заложения и образования каров, необходимо оговорить, что было бы не совсем правильно совершенно отрицать роль текущей воды в их развитии.

Многие исследователи считают, что предпосылкой для образования каров являются водно-эрозионные формы, в частности водосборные воронки в верховьях рек и потоков, или же плоские ложбины стока, или, наконец, случайные ниши, и что только впоследствии эти формы преобразуются в кары снеговым выветриванием и гляциальной эрозией. Таким образом, даже те авторы, которые приписывают важную роль в первоначальных стадиях заложения каров проточной воде, не отрицают, что для окончательного их оформления неизбежно требуется участие снегового выветривания и ледниковая работа. Вопрос заключается лишь в относительном значении того или иного фактора в образовании каров. Те авторы, которые преимущественное значение придавали снеговому выветриванию, в частности энергичному выветриванию в так называемой краевой трещине по периферии ледников, как, например, Рихтер и Джонсон, выдвинули теорию, по которой решающую роль в данном случае имеет высотное положение снеговой границы, чем и объясняется расположение каров горизонтальными рядами на определённой высоте в горах. Поэтому последователи этой теории часто пользуются высотным положением каров для определения высоты снеговой линии в ледниковое время. Однако Бургер справедливо указывает, что орографическая снеговая линия есть некоторая предельная величина, достигаемая снегами лишь в течение немногих дней в году, а климатическая снеговая линия представляет отвлечение, основанное на некоторых ирреальных допущениях. Поэтому снеговая линия не может иметь того значения для расположения каров, какой ей приписывают сторонники указанной теории. Во всяком случае, влияние высоты снеговой линии совершенно отрицать не приходится, если только допустить роль ледниковых агентов в формировании каров, так как очевидно, что при таком допущении они могли развиваться только выше снеговой линии. С другой стороны, те учёные, которые склонны видеть в карах преобразованные вершинные воронки рек, ищут связь между современным расположением каров и вершинами древних гидрографических систем, утверждая, что своим положением кары отмечают верховья рек этой древней гидрографической сети и её боковых притоков. Такой точки зрения придерживается Фельз (вообще отрицавший роль ледников в формировании каров), затем Ампферер и в последнее время Бургер, давший интересную сводку по вопросу о происхождении каров**.

Необходимо заметить, что по отношению к карам в наших сибирских горных системах такая точка зрения едва ли может быть безоговорочно принята (рис. 118).



Нередко кары располагаются один над другим, образуя так называемые "лестницы" каров; при этом, если они заняты озёрами, имеющими сток, вытекающие из верхних каров ручьи, свергаясь в нижние, соединяют таким образом каровые озёра между собой наподобие нити, на которую нанизаны отдельные бусы (озёра).

Если кары одновременно развиваются на противоположных склонах горного хребта, то, возрастая вглубь, они настолько сближаются, что, в конце концов, между ними остаётся лишь сравнительно узкий, острый гребень. С течением времени и этот гребень может обрушиться, и тогда в хребте возникает глубокая полукруглая выемка, образующая перевал между двумя соседними карами. Если путём только что описанного процесса сойдутся друг с другом две или больше пары каров, то возвышенная часть гребня, уцелевшая между ними, может получить форму пирамиды, иглы, пика и т. п. (рис. 119).



Ясно, что снеговое выветривание, независимо от геологического состава, должно приводить к весьма резкому расчленению высокогорных стран. Так как высота снеговой линии есть функция прежде всего климатических условий, то, очевидно, что рассеченные высокогорные формы должны в высоких широтах развиваться на гораздо более умеренных высотах, чем в умеренном поясе.

Кроме того, из сказанного с полной очевидностью вытекает, что высокогорный рельеф всегда представляет явление вторичное, не зависящее ни от геологического состава, ни от первоначального вида данной страны. Поэтому для данного рода морфологического ландшафта не совсем может быть удобно применять термин "молодой", так как очевидно, что он может возникать и в довольно поздних стадиях эрозионного цикла, при наступлении благоприятных климатических условий.

________________________

* Каминами называются вертикальные расселины в скалах, настолько узкие, что, упираясь коленями в одну стенку камина, а спиной в дпугую, можно карабкаться вверх (рис. 112).
** E. W. Burger, Struttige Fragen der Glazialmorphologie, Geographischer Jahresbericht aus Oesterreich, B. XVI, S. 14-41, 1933.



ВНИМАНИЕ:
* К предыдущей части СРЕДНЕГОРНЫЙ ЛАНДШАФТ.
* К следующей части ГОРНО-ЛЕДНИКОВЫЙ ЛАНДШАФТ.
* К оглавлению книги ОСНОВЫ ГЕОМОРФОЛОГИИ.
* К сайту МЕМОРИАЛ ЯКОВА ЭДЕЛЬШТЕЙНА.

Информация на блоге ежедневно (кроме субботы и воскресенья) обновляется и пополняется.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Глава 11, часть 18: МЕЛКОСОПОЧНЫЙ И ГОРНО-ОСТАНЦОВЫЙ ЛАНДШАФТ

По мере эволюции горно-долинного ландшафта утрачиваются наиболее характерные черты как высокогорного, так и среднегорного ландшафтов. Долины...